Большой офшорный риф: как Украина будет бороться с размыванием налоговой базы

деофшоризация

И почему инициативы правительства по противодействию оттоку капитала рискуют остаться продуктивными только на бумаге

«Панамский скандал» не прошел бесследно, и украинский бизнес начал активно готовиться к деофшоризации. Причем то, что еще в начале апреля звучало как очередная страшилка, когда президент Петр Порошенко, а также представители Национального банка и Государственной фискальной службы заявили о намерении бороться с офшорными счетами, вскоре приобрело вполне осязаемые черты.

Так, уже 5 мая прошло первое заседание рабочей группы по разработке «антиофшорных» законопроектов. Кроме того, на этом же заседании была представлена концепция, которая демонстрирует, как налогоплательщиков будут отучать от привычки выводить капитал за пределы Украины.

Реформа запланирована радикальная. Причем, изменения в действующее законодательство должны быть готовы уже к 1 июня. Очевидно, что Государственная фискальная служба, Национальный банк, Антимонопольный комитет и Администрация президента торопятся принять необходимые поправки в первом полугодии, чтобы они вступили в силу не позднее 2017 года. «Хотя процесс этот будет нелегким, поскольку за последние 24 года – это первые шаги по раскрытию такой информации», – признается глава парламентского комитета по налоговой и таможенной политике Нина Южанина.

Четко по плану

Концепция, презентованная на рабочей группе 5 мая – не что иное, как попытка вплести в украинские реалии основные рекомендации так называемого плана BEPS, направленного на борьбу с размыванием налогооблагаемой базы и выводом прибыли из-под налогообложения. «Base Erosion and Profit Shifting или BEPS – это разработанная еще в 2014 году при участии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) программа действий, которая в ближайшие несколько лет непременно повлияет на структуру и принципы налогообложения в мировом масштабе», – объясняет партнер юридической фирмы ICF Law Service Наталья Ульянова.

На сегодня план BEPS включает 15 пунктов-рекомендаций, которые поэтапно должны быть имплементированы в законодательство разных стран с целью минимизировать вывод капитала в офшоры. К некоторым из этих рекомендаций намерена присоединиться и Украина.

В частности, упомянутая концепция содержит семь ключевых новаций по противодействию минимизации налоговой базы и перемещению доходов за границу. Прежде всего это введение налогообложения так называемых контролируемых иностранных компаний (КИК). Согласно данному правилу, резидентам нашей страны, которые владеют или контролируют компании за рубежом, придется платить в Украине налог с не распределенной прибыли, а также отчитываться о принадлежащих им иностранных активах. В Российской Федерации, к слову, это требование действует еще с 2014 года.

Помимо этого предполагается, что иностранные компании, управление которыми осуществляется фактически из Украины, тоже будут попадать под локальное законодательство, ставиться на учет в ГФС и платить налоги. Планируется ограничение затрат по финансовым операциям со связанными лицами. В частности, на сегодня распространена практика, при которой финансирование украинских компаний осуществляется за счет кредитов в иностранной валюте, предоставляемых аффилированными с заемщиком иностранными компаниями. В итоге начисление процентов уменьшает налоговую базу. С этим, собственно, и намерены бороться законодатели. Например, путем определения максимальной суммы процентов, выплачиваемых в пользу связанных лиц.

Поделиться по-братски

Еще одно новшество – предотвращение схем, которые позволяют использовать лазейки в соглашениях (конвенциях) об избегании двойного налогообложения между Украиной и другими странами. В частности, в эти конвенции будут вводиться дополнительные требования, чтобы выявить компании, по сути, не ведущие деятельность, а созданные только для размывания налоговой базы. Так, если есть подтверждение того, что целью сделки было исключительно применение пониженной налоговой ставки, а сама операция между сторонами не имеет экономического смысла, уплата налога производится на общих основаниях.

«Все изменения будут направлены на то, чтобы противодействовать налоговому планированию, когда за счет пробелов в национальных законодательствах разных стран доход не облагается налогом нигде. Поэтому, вероятно, будут пересмотрены конвенции с Нидерландами и Австрией», – считает адвокат Оксана Кобзар.

Плюс ко всему, для международных бизнес-групп, которые также присутствуют в Украине (основной критерий – выручка более 750 млн евро в год), будет применяться специальная система отчетности. Предположительно, в такой отчетности будут содержаться данные о суммах доходов и расходов группы, о прибыли, об основных фондах, о количестве работников в каждой стране, где представлена группа.

Еще одна инициатива – присоединение Украины к международной системе обмена финансовой информацией, что позволит налоговым органам получать сведения о состоянии счетов украинцев за пределами страны и об операциях, которые по этим счетам проводятся. При этом разработчики концепции ссылаются на Конвенцию о взаимной административной помощи по налоговым делам, которую ратифицировала Украина, что, по идее, и должно открыть доступ к таким данным. К тому же власти офшорных юрисдикций постепенно сдаются под натиском стран – инициаторов деофшоризации, и раскрывают информацию о компаниях-нерезидентах.

Так, в мае 2013 года Каймановы острова, Бермуды и Британские Виргинские острова начали интеграцию системы автоматического обмена данными о своей банковской системе с Великобританией, Германией, Францией, Испанией и Италией. А вообще к 2018 году налоговая информация будет доступна контролирующим органам и центральным банкам многих государств в автоматическом режиме. По данным ОЭСР, к этой программе присоединилось уже 98 стран. В том числе и Панама.

Также в концепции идет речь об ужесточении контроля трансфертного ценообразования (ТЦО). В частности, применение специальных правил к экспортно-импортным операциям с товарами, имеющими биржевые котировки; введение правил о раскрытии информации о связанных с налогоплательщиком лицах, участвовавших в сделках с такими товарами; введение специальных правил для внутригрупповых операций.

Не обошли новации стороной и онлайн-бизнес. Предусматривается внедрение норм, согласно которым иностранные компании, которые продают товары резидентам Украины через интернет, будут вынуждены регистрироваться как плательщики НДС.

Затронет всех

Украинский бизнес не отрицает, что офшоры представляют для экономики страны и ее бюджета немалую проблему. Например, согласно официальным данным Государственной службы статистики, 93,7% прямых инвестиций из Украины получает Кипр – традиционная «тихая гавань» для капитала – который, в свою очередь, формально является главным инвестором украинской экономики. По состоянию на 31 декабря 2015 года из Кипра было «заведено» в нашу страну $11,8 млрд ПИИ. Кроме того, ГФС еще в 2015 году заявила, что 30,5% экспортных и почти 18% импортных операций отечественные компании осуществляют, прибегая к помощи нерезидентов, расположенных в низконалоговых юрисдикциях.

Тем не менее, деофшоризация будет целесообразной лишь при условии, что бизнес получит равноценные компенсаторы. «Все должно проводиться в комплексе с другими реформами, в частности, судебной, налоговой, дерегуляционной; проведением валютной либерализации (о ней, кстати, уже говорят в НБУ. – Forbes) и усилением защиты прав собственника. Если не будут обеспечены базовые условия для нормального функционирования бизнеса, запрет офшоров может привести лишь к усилению тенденции ухода компаний в другие страны», – считает эксперт Реанимационного пакета реформ Илья Несходовский.

Правда, представители профильного комитета уверяют, что рубить с плеча никто не намерен. А основная задача представленной программы – добиться налогообложения в Украине прибыли, полученной за ее пределами, и обеспечить контроль операций с нерезидентами. «По сути, это не деофшоризация, а борьба с размыванием налоговой базы. И она коснется всех резидентов Украины, которые владеют долями в иностранных компаниях, независимо от того, где они находятся», – уточняет Южанина.

Сложный путь

По мнению некоторых предпринимателей и собственников бизнеса, первым шагом властей должно стать не ужесточение требований к операциям с офшорными и прочими юрисдикциями, а послабления в локальном законодательстве и радикальное снижение налогов. Если идти в обратном порядке, деофшоризация попросту не заработает.

«Рецепт очень прост. Пусть в Украине будут такие же условия, как в Панаме, или, хотя бы, в Латвии, и тогда необходимость прибегать к различным ухищрениям отпадет сама собой. В противном случае схемы станут более сложными и запутанными, и бизнес все равно найдет, как выкрутиться», – прогнозирует в беседе с Forbes владелец одной из IT-компаний.

Впрочем, власти могут столкнуться с еще одной проблемой. Дело в том, что BEPS во многих странах не находит столь горячей поддержки, как хотелось бы этого ОЭСР и G-20. «ОЭСР дает всего лишь рекомендации. И корректировки в налоговое законодательство каждого отдельно взятого государства, а также изменение локальных подходов по ведению внутренней фискальной политики требуют немало времени. Так что реальный эффект от BEPS мы увидим, очевидно, не раньше 2018-2019 годов», – объясняет Ульянова.

Например, закон о контролируемых иностранных компаниях в России, который формально вступил в силу с 2015 года, толком не работает, так как у налоговых органов РФ, по сути, нет инструментов для получения и проверки достоверности информации о российских резидентах-владельцах иностранных компаний.

Китай, к примеру, и вовсе проигнорировал BEPS, решив пойти собственным путем – разработав индивидуальные требования к раскрытию налоговой информации. Более того, с 1 мая власти КНР отменили обязательную уплату налога на прибыль местными компаниями, заменив его НДС.

Поэтому, даже если инициаторы деофшоризации в Украине управятся в отведенный им месячный срок, а Верховная рада единогласно поддержит их начинания, нет никаких гарантий, что все эти ограничения будут применимы на практике. Другие страны могут оказаться попросту не готовы предоставлять украинским налоговым органам и Финмониторингу данные о налогоплательщиках и автоматически обмениваться информацией, что в очередной раз сведет на нет инициативы украинского правительства.

forbes

Метки: деофшоризация, налоги, налоговая реформа, Панамский скандал
Loading...
Loading...