Айварас Абромавичус: провал вместо реформ?

Абромавичус

Какие из начинаний главы МЭРТ не оправдали ожиданий бизнеса

Вчера о своем желании уйти в отставку заявил один из наиболее одиозных министров-экспатов в украинском правительстве – Айварас Абромавичус. «Сегодня я принял решение подать в отставку с должности министра из-за резкой активизации блокирования системных и важных реформ в стране», – сказал он. По словам министра, он больше не хочет «быть ширмой для откровенной коррупции».

После такого громкого заявления министра-экспата не заставила долго себя ждать международная реакция. В частности послы Канады, Франции, Германии, Италии, Швеции, Швейцарии, США, Британии, Литвы, Японии опубликовали совместное заявление, в котором дипломатичным языком объяснили, что не рады такому развитию событий в Украине.

«Мы глубоко разочарованы отставкой министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичуса, который достиг настоящих результатов в проведении реформ в Украине. В течение прошлого года господин Абромавичус и его профессиональная команда добились важных сдвигов во внедрении жестких, но необходимых экономических реформ, призванных стабилизировать украинскую экономику, искоренении хронической коррупции, приведении Украины в соответствие с требованиями программы МВФ и содействии формированию более открытой и прозрачной власти», – сказано в общем дипломатическом послании.

Заявление Айвараса Абромавичуса о намерении подать в отставку вызвало широкий резонанс и внутри страны – как в украинском политическом истеблишменте, так и в бизнес-среде. Безусловно, последствия ухода министра-«варяга» могут стать самыми разными: от потери внешнеэкономической помощи со стороны западных партнеров Украины до досрочных парламентских выборов. Однако, если здраво взглянуть на итоги работы министра, симпатия последних суток начинает таять на фоне очевидного реформаторского провала.

Политический шлейф, сопровождающий возможную отставку Айвараса Абромавичуса с поста министра экономического развития и торговли, несколько упрощает ситуацию. Внимание СМИ весь вчерашний день в большей мере было приковано к обвинениям со стороны Абромавичуса в адрес «серого кардинала» Блока Петра Порошенко – Игоря Кононенко. Но это лишь вершина айсберга того конфликта внутри украинской элиты, который спровоцировал пока еще действующий министр. К которому, к слову, вопросов не меньше, чем к теневым лидерам президентского и премьерского лагерей.

14 месяцев – ровно столько Айварас Абромавичус возглавлял оптимизированное Министерство экономического развития и торговли, которое должно было стать главным локомотивом украинских реформ. Назначался литовский экономист с недвусмысленными профессиональными корнями, ведущими к московским инвестиционным компаниям, по квоте тогдашнего главы Администрации президента Бориса Ложкина.

Напомним, Абрамовичус до назначения главой украинского МЭРТ много лет занимал пост менеджера инвесткомпании East Capital, инвестиции которой на 87,4% приходились на российские активы, и лишь на 8,2% – в Украине.

Сам Ложкин своего лоббистского участия в этом вопросе никогда не скрывал, окрестив Абромавичуса частью так называемого «спецназа реформ». Очевидно, литовский менеджер для украинской президентской команды должен был стать той «витриной», которая бы позволила говорить одновременно и о комплексном обновлении правительства, и об его реформаторском потенциале.

Год и два месяца – более чем приличный срок для реализации быстрых реформ, которые страна должна была увидеть в исполнении Абромавичуса и его команды. Чем же объективно запомнился нам министр экономического развития и торговли?

Дерегуляция и электронные закупки

С самого начала своей работы Айварас Абромавичус позиционировал себя как дотошный либерал с прогрессивным мышлением. Но при этом, как показала практика, полностью оторванный от украинских реалий. Инициированный МЭРТ проект ProZorro, предусматривающий реализацию госзакупок в электронной форме, оказался неспособным исключить коррупционную составляющую.

В прошлом году система работала в тестовом режиме, и к е-закупкам были подключены лишь несколько сотен предприятий. И только каждая 500-я закупка приходилась на электронный формат – ключевые деньги, как и раньше, курсировали в формате традиционных тендерных процедур.

Но проблема вовсе не в массовости, а в самом механизме. ProZorro оказалась обыкновенным электронным клоном традиционной заявки с соблюдением всех формальностей и сохранением тех же лазеек. Тендерную комиссию, как и раньше, определяет заказчик, а любую заявку на участие в тендере можно подать от подставной компании. Сама же ProZorro выглядит откровенно сырой разработкой – с массой технических багов и отмененных по непонятной причине конкурсов. Немного порядка в этом вопросе мог бы навести принятый в конце года Верховной радой законопроект «О публичных закупках». Вступить в силу он должен в апреле, но возможный уход Абромавичуса, очевидно, похоронит и эту инициативу.

Также министр регулярно рапортовал перед прессой, что ему удалось существенно улучшить показатель Украины в рейтинге Doing Business. На самом деле, если почитать доклады Всемирного банка, то Украина в 2015 году поднялась всего на четыре позиции, заняв по итогу 83-е место. И это при всей лояльности международных финансовых институций к нашей стране.

Отметим, Россия в прошлом году тоже поднялась на три позиции, и закрепилась на 51-м месте. Аналогия явно не в пользу нашего министра экономического развития, который заявлял об упрощении регистрации бизнеса и сокращении регуляционных функций государства. В реальности Абромавичусу удалось отменить лишь несколько ведомственных и подзаконных нормативно-правовых актов. Всемирный банк же, как и раньше, отмечает извечные «болевые точки» украинской деловой сферы: проблемы с получением разрешения на строительство для украинского бизнеса, ведение трансграничной торговли и завершение процедуры банкротства.

Кадровые чистки и лоббизм

Одним из главных приоритетов работы своего министерства Абромавичус обозначил повышение эффективности госпредприятий. С точки зрения наполняемости бюджета эта работа оказалась малозаметной, зато чиновник успел стать фигурантом нескольких кадровых скандалов, которые не закончились до сих пор и нанесли немалый ущерб государству.

Речь идет, в первую очередь, о двух госпредприятиях – «Объединенной горно-химической компании» и «Укрхимтрансаммиаке». Оба предприятия подчинялись напрямую Абромавичусу, оба оказались замешаны в коррупционных скандалах, и оба – готовились к приватизации. Второе из них больше на слуху в прессе, и уже год работает в условиях постоянного скандала.

Близкого к Давиду Жвании руководителя «Укрхимтрансаммиака» около года безрезультатно пытался сменить на своего кандидата именно Абромавичус, который сегодня обвиняет в лоббизме Игоря Кононенко. «Укрхимтрансаммиак» – предприятие с ежегодным оборотом в 1 млрд гривен – монополист на рынке аммиака. Зато еще в начале года прокуратура открыла уголовное дело по факту незаконного завладения менеджментом компании 37 млн гривен. Результатов пока нет.

С «Объединенной горно-химической компанией» все еще интереснее. В состав ОГХК, созданной Кабмином в 2014 году, были включены титановые рудники, которые до сентября 2014-го находились в долгосрочной аренде у завода «Крымский Титан» Дмитрия Фирташа. Речь идет об Иршанском ГОКе (Житомирская обл.) и Вольногорском ГМК (Днепропетровская обл.). Эти два крупнейших горно-обогатительных предприятия были основными поставщиками сырья на титановые предприятия всего Советского Союза. Доступ к сырью, которое они производят, обеспечивал Фирташу ключевую роль в украинской титановой отрасли. Арсений Яценюк решил изменить расклад на рынке и вернуть рудники государству. Так возникла идея сконцентрировать привлекательные титановые активы в одной госкомпании. Кабмин договоры об их аренде с Фирташем продлить отказался.

На это предприятие Абромавичус практически открыто лоббировал своего бизнес-партнера Константина Лиснычего, делая все для отставки действующего генерального директора ОГХК Руслана Журило. В ответ на претензии, которые предъявлял Абромавичус руководству ОГХК, Журило реагировал достаточно сдержанно. «Я – неподходящий формат для Абромавичуса, в этом вся проблема. Кембридж или Гарвард не заканчивал. Строгим деловым костюмам и галстукам предпочитаю джинсы…» – говорил он в интервью Forbes осенью прошлого года, когда Абромавичус активизировал критику руководителей госпредприятий, с которыми не смог найти общий язык, и захотел их уволить, обвинив в злоупотреблениях и коррупции.

В ответ пресс-служба ОГХК распространила релиз, в котором обвинила Абромавичуса в попытке взять под собственный контроль «компанию с большими финансовыми оборотами» и назначить на место Журило Константина Лиснычего. Лиснычий сейчас возглавляет госкомпанию «Украинские полиметаллы», ранее работал в инвесткомпании «Сократ».

Абромавичус и Лиснычий выпады ОГХК и ее топ-менеджера игнорировали. «У них есть надежда, что я напишу заявление об уходе по собственному желанию. Но этого не будет», – предупреждал Журило. А теперь история развернулась так, что именно Абромавичус решился на такие действия и уходит из МЭРТ.

Не обошел Абромавичуса стороной и прошлогодний конфликт с незаконной добычей янтаря. Госпредприятие – прямая сфера ответственности министра экономики. Напомним, переданное расформированным Министерством промышленной политики предприятие «Укрбурштын», возглавляемое протеже Абромавичуса, было замешано в скандале с 2,6 тонны янтаря, задержанного в Ровно.

Фантомный мегахолдинг

Абромавичус был инициатором резонансной идеи по созданию публичного акционерного общества «Укрхолдинг», который должен объединить 12 крупнейших госкомпаний и банков, неподконтрольных МЭРТ. В списке оказались объекты, за контроль над которыми разные группы влияния в политике постоянно ведут борьбу, чтобы получить доступ к их финансовым потокам. Среди них: «Нафтогаз Украины», «Укргидроэнерго», «Турбоатом», «Надра Украины», Ощадбанк, Укрэксимбанк, Родовид Банк.

Новый «корпоративный монстр» (а именно так стали называть оппоненты Абромавичуса «Укрхолдинг»), по задумке экс-министра, призван улучшить качество управления наиболее крупными хозяйствующими субъектами госсектора экономики и повысить их эффективность. Для этого была разработана схема координации работы «Укрхолдинга»: крупнейшие госкомпании и банки в его структуре должны подчиняться непосредственно Кабмину. Руководитель «Укрхолдинга» – главе правления. Его кандидатуру на утверждение правительству должен подавать наблюдательный совет, в составе которого – по одному представителю от Кабмина, МЭРТ и Администрации президента, а также четыре члена от правительственного Комитета по назначению руководителей особо важных для экономики предприятий.

Реализация этих планов застопорилась. Против них стали выступать не только соратники Арсения Яценюка, но и бизнесмены из окружения Петра Порошенко, который одобрил назначение Абромавичуса в правительство. Создание «Укрхолдинга» также требовало урегулирования множества проблемных вопросов с международными кредиторами, в развитии сотрудничества с которыми заинтересована Украина для поддержки своей экономики.

Кроме того, создание «Укрхолдинга» открывало возможности для теневой приватизации привлекательных госактивов. Потому что передача госпакетов акций компаний в структуру «Укрхолдинга» может привести к потере акциями статуса государственных. А значит, компании станут уязвимыми для банкротства или ареста их имущества. Для этого понадобится несколько судебных решений, которыми акции госкомпании будут признаны частной собственностью. В результате акции останутся в структуре госхолдинга, но на них больше не будут распространяться нормы национального законодательства о защите госсобственности.

Подобный прецедент в истории украинского корпоративного управления уже есть. Весной-летом 2013 года компании «Укртрансгаз» и «Укргаздобыча» из структуры НАК «Нафтогаз Украины», которыми в то время управляли топ-менеджеры, близкие владельцу Group DF Дмитрию Фирташу, инициировали судебные разбирательства с материнской компанией. В результате за короткий промежуток времени появилось несколько судебных решений хозяйственных и административных судов, согласно которым акции «Укртрансгаза» и «Укргаздобычи» утратили статус государственных и были признаны частными. Так эти две компании, оставаясь в структуре «Нафтогаза», стали открыты для теневой приватизации. В правительстве утверждают, что намерены привлечь частных инвесторов через открытые конкурсы.

С распродажей не сложилось

Нереализованной задачей министра Абромавичуса, вне всякого сомнения, можно считать масштабную приватизацию, которую он неоднократно анонсировал, но так и не реализовал. Заявленная сумма, которую государство планировало получить от продажи госсобственности, колебалась от 17 млрд до 30 млрд гривен. Суммы космические даже с учетом девальвации нацвалюты (к чему Абромавичус тоже имел если не прямое, то уж точно косвенное отношение).

А теперь самое интересное. За 11 месяцев 2015 года, согласно официальной информации Фонда госимущества, Украина получила от приватизации всего лишь 144 млн гривен. Это 0,85% от годового плана, установленного самим же Абромавичусом. Для сравнения, в 2014 году (год активных военных действий) Павел Шеремета и то смог привлечь 465 млн гривен.

Были ли основания предполагать, что Абромавичус в этом году привлечет 30 млрд гривен? Вопрос риторический. Если же загвоздка крылась в несовершенстве законодательной базы, то и эта проблема Верховной радой была решена – обязательная продажа на фондовых биржах 5-10% акций предприятий при приватизации была отменена. Поэтому в текущем году у министра экономики уже не было бы отговорок при объяснении причин провальной приватизации.

И еще есть, что продавать – «Центрэнерго» и Одесский припортовый завод в случае заключения сделок по рыночной стоимости могли в одиночку сделать весь план на 2016 год. Правда, за всю каденцию Абромавичуса так и не стало понятно, как министр-реформатор планировал распорядиться полученной прибылью.

Неудачи Абромавичуса можно было бы перечислять долго. В этот ряд бы встала и блокировка санкций в отношении России, которую уже связывают с бизнес-профилем министра, и отсутствие плана развития стратегических отраслей, и провал инвестиционного направления. Абромавичус стал лучшим развенчанием мифа об иностранных министрах, которые «имеют стратегию» и «не попадают в истории».

Отставка нынешнего руководителя Минэкономразвития, безусловно, может сказаться на внешнеэкономических связях Украины (реакция мирового истеблишмента это подтверждает). И сохраняется высокая вероятность того, что мы еще увидим Абромавичуса если не на этой, то на какой-нибудь другой должности в украинском правительстве.

Собеседник Forbes из команды Абрамавичуса на вопрос, окончательное ли это решение министра, ответить не смог. Не исключено, что глава МЭРТ свою должность не покинет. Более того, наверняка международные кредиторы потребуют от высших властей Украины устранить давление со стороны политиков. Если эти требования будут проигнорированы, Украине грозит более глубокий и затяжной кризис – как политический, так и экономический.
forbes

Метки: Айварас Абромавичус, коррупция, МЭРТ, отставка
Loading...
Loading...