Аналитик рассказал об обратной стороне транша МВФ

транш МВФ

В каждом событии в экономической жизни страны, как правило, есть позитивные и негативные стороны. Уступки кредиторов и международных партнеров Украины обычно имеют свою цену, которая проявляется не сразу.

Очевидно, так будет и с очередным траншем МВФ, позитивное решение по которому Фонд принял на прошлой неделе. Во всяком случае, к таким размышлениям можно прийти, ознакомившись с Меморандумом между МВФ и Украиной, датированным 2 сентября, информирует еizvestia.com.

Данный документ призван урегулировать действия украинских властей, направленные на получение уже четвертого транша МВФ в сумме $1,3 млрд, который Украина надеется получить еще до конца 2016 года. Но сделать это будет возможно только при выполнении условий обновленного Меморандума, что не так уж и просто.

Налоговый пессимизм

Судя по тексту Меморандума, в Фонде с очень большим пессимизмом отнеслись к идее кардинальной налоговой реформы в Украине. Фонд приводит пример снижения Единого социального взноса (ЕСВ), в результате которого упали сборы в бюджет, и с одобрением относится к расширению налоговой базы по НДС на сельское хозяйство и к повышению акцизов. Вместе с тем Фонд соглашается, что есть некоторые несопоставимости: налоговая нагрузка на оплату труда в Украине достигает 43%, а в странах ОЭСР в среднем около 36%.

Однако несмотря на признание большой налоговой нагрузки на оплату труда, Фонд все рекомендации сводит к улучшению администрирования налогов. Проще говоря, это означает, что Фонд призывает украинские власти на фоне увеличения налогового давления ужесточать процесс сбора налогов. Фонд даже не представляет себе, как сложно это сделать в украинских условиях.

Десятилетиями бизнес строился именно так, чтобы проводить налоговую оптимизацию через вывоз капитала за рубеж, или выходить в наличные через налоговые ямы, или просто не показывать реальный наличный оборот. И сломать такую систему простым изменением администрирования нельзя.

Во-первых, никто не готов к повышению реальной налоговой нагрузки: это может сократить занятость населения и убить целые секторы экономики, изменив паритетность в структуре отраслевых рынков страны.

Во-вторых, оборот бизнеса и суммы налоговой оптимизации всегда в миллионы раз больше самых смелых мечтаний чиновников, что само по себе создает платформу для коррупции. Поэтому вместо 10 закрытых конвертационных центров будут созданы 100 новых. Т.е. борьба за жесткое администрирование в украинских условиях будет похожа на войну с ветряными мельницами, разумеется, со случайными жертвами. Эти же выводы касаются и таможенных вопросов. Спрос на услуги таможенных чиновников в среде, где развита инфраструктура по уклонению от уплаты налогов и в почете наличные, всегда будет высоким.

Пенсионное обрезание

Фонд оценил общий дефицит солидарной пенсионной системы страны в чуть больше чем 6% ВВП страны. Это практически европейский рекорд. На фоне средней пенсии ниже 100 долл. США выглядит это, в сравнении с другими европейскими странами, более чем странно. Тем не менее МВФ говорит о параметрической пенсионной реформе и указывает на то, что в стране пенсионный возраст занижен в сравнении с европейскими стандартами.

Однако Фонд умалчивает, что средняя продолжительность жизни в Украине ниже, чем в странах ЕС, и подавая такую статистику подталкивает к повышению пенсионного возраста, что, безусловно, выглядит очень непопулярным шагом. Если же взглянуть правде в глаза, то ясно, что из-за низкого уровня жизни и слабой системы здравоохранения Украина в сравнении со странами ЕС пасет задних.

Так, по данным Комиссии по страхованию Украинского общества финансовых аналитиков, ожидаемая продолжительность жизни мужчин в возрасте 60 лет в Украине составляет чуть менее 15 лет, женщин — чуть более 20 лет. А вот в той же Франции продолжительность жизни мужчин в возрасте 60 лет — чуть более 22 лет, а женщин — около 28 лет.

В целом, МВФ приводит правильную статистику, обращая внимание на проблему старения населения в регионе. К 2040 году средний возраст европейца может перевалить за 40, а украинца — за 38 лет. Т.е. если ничего не делать с пенсионной системой и не менять ее параметров, то соотношение между трудоспособным населением и пенсионерами будет стремительно падать, и для стран с солидарной системой пенсионного обеспечения она будет действовать как бюджетная удавка.

Если картина будет развиваться в том же русле, что и последние 5 лет, то к 2030 году пенсионные выплаты в Украине превратятся в формальность и не будут превышать 10-20% от средней зарплаты. Т.е. тем, кому сейчас около 45 лет, не удастся «вкусить плоды» солидарной системы, зато сейчас эти люди осуществляют выплаты в ПФУ, которые, наверное, стоит приравнять к налогам.

Однако если в вопросе налоговой реформы еще есть надежда побороть скептиков кардинальных перемен, применив комплексный подход и пойдя на «компромисс с бизнесом», то пенсионная реформа — это очень и очень большая проблема страны. Да, возможно в ЕС население к 2040 году и будет стареть быстрее чем в Украине, но из-за высокого уровня жизни и развитой системы здравоохранения в ЕС будет расти и ожидаемый срок жизни после 60. Поэтому реформа пенсионной системы в Украине будет очень болезненной и посильной только политикам, не помнящим о выборах.

Прочие неприятности

Из текста Меморандума становится понятным, что банковский кризис в стране незавершен. Упоминаются как механизмы возможной национализации большого банка (возможно, речь идет о Привате), так и тот факт, что из 19 банков, которые недавно прошли стресс-тестирование, докапитализация нужна 12 банкам, с которыми процесс докапитализации еще находится с режиме согласования. Таким образом, Меморандум с МВФ — это пока единственный официальный документ, подтверждающий наличие трудностей в банковском секторе.

Борьба с коррупцией также входит в число обязательных условий работы с Фондом. И хотя Меморандум не содержит пессимистических оценок, но иностранцы, работающие в Украине, все чаще сравнивают борьбу с коррупцией в нашей стране со спортивной рыбалкой по принципу «поймал — отпусти». Украина делает только первые шаги на этом пути, и вряд ли достигнет значительного прогресса до конца 2016 года.

Определенный мониторинг Фонд ведет и за процессом дерегуляции бизнеса, однако понятие «дерегуляция» охватывает далеко не все сектора, к примеру, о дерегуляции банковского или страхового сектора речь не идет.

Традиционно, Фонд помнит и о газовом вопросе, который для Украины все еще не решен окончательно. Из текста Меморандума вытекает, что Фонд желает видеть в Украине рынок газа, которого, как мы понимаем, пока что нет.

Будущее с МВФ

Не будем заблуждаться: в современных геополитических условиях никакого будущего Украина как страна с рыночной экономикой без поддержки западных доноров не имеет. Западный мир так устроен, что правила для развивающихся рынков диктует именно МВФ, а уже на его решения и прогнозы опираются Мировой Банк, ЕБРР и другие доноры, такие как Япония или Швеция ,и т.д. Традиционно, Фонду все равно, какой будет пенсионный возраст в стране или ЕСВ, его желание — сбалансировать бюджет, вывести размер дефицита бюджета страны-заемщика на приемлемые 3% от ВВП и добиться, чтобы власти соблюдали маячки по чистым ЗВР, формировали фонды для выплат по долгам другим кредиторам и были готовы обслуживать свои долги.

Миссия Фонда дает свои оценки и предложения, исходя из опыта других стран и средних показателей по нашему региону, как правило, глубоко не вникая в местную специфику. Задача властей — спорить с Фондом по наиболее узким местам Меморандума, отстаивая свою правоту.

Исходя из текста Меморандума, могу предположить, что власти в Украине не имеют четкого пошагового понимания того, как проводить пенсионную и налоговую реформы. Реформирование же системы здравоохранения вообще выпадает из общего перечня вопросов, также как и комплексное реформирование ЖКХ. А значит, скорее всего в ближайшее время нас ожидает глубокая реставрация систем, заложенных при СССР, с серией непопулярных решений.

Увы, предложить какую-либо альтернативу тому, что содержится в Меморандуме, пока нельзя. Как ни крути, это будет значительно повышать риски программы EFF, пик выплат по которой приходится на 2018 год. Если власти страны хотят кардинальных реформ, нужно концептуально пересматривать роль государства в экономике. Государство должно становиться регулятором рынков, а не его участником (часто монопольным).

К сожалению, пока что ни в одном из секторов мы не видим даже информационного посыла, направленного на уменьшение роли государства в экономике. Косвенно это означает, что Украина готовится не к кардинальным рыночным реформам, а к реставрации постсоветских систем жизнеобеспечения общества. МВФ же, в свою очередь, делает слабые попытки этой подготовке придать рыночные черты, при этом не особенно вникая в местную специфику.

В целом, получив третий транш, официальный Киев добился очень большого тактического преимущества, как психологического, так и финансового: ведь теперь разблокирована помощь наших западных партнеров. Однако стратегические вопросы реформирования экономики остаются нерешенными. В конце концов политикам из коалиции предстоит решать судьбу четвертого транша.

Виталий Шапран

 

Метки: транш МВФ
Loading...
Loading...