Невидимый мир

Утром на проспекте Мира передо мной мужчина уткнулся в урну и чуть не упал туда лицом. Пьяный? Задумавшийся?
А, стоп. Слепой. Совершенно слепой.
Стоит, растерялся. Ладно, дела подождут: идемте, я вас провожу.
С радостью соглашается – ему на остановку.
Идем медленно – тропинкой - то, по чему мы идем, еще могут называть зрячие. Для слепого - это полигон. С бесконечными ухабами и препятствиями в виде столбов и открытых люков. Мой рот не закрывается: осторожнее, левее, обходим справа и т. д. и т. п.
Интересно, куда он так спешит? Да он без меня два шага сам не сделает – напорется на очередную урну.
Но на остановке мужчина проявляет характер: дальше - сам!
Чувствуется, мою помощь он вынужден принять, но она его унижает.
- Будьте осторожны, - говорю на прощание. – И подмигиваю очереди из пассажиров: приглядите, а?
Ага, ща.
Очередь не намерена деликатничать. Выслушиваю о себе много интересного. О том, что бросаю беззащитного родственника на произвол. Мужик (еще даже не старик) ежится от криков – как ему не хочется быть обузой.
Хм, странно. Мы с самолюбованием швыряем мелочь лжеслепых попрошайкам. А протянуть в прямом смысле руку помощи – брезгуем?
Ушла. Он отправился в мир, как ринулся в бой. В мир, где его не ждут. Где каждый шаг - ловушка, капкан. Где о его проблемах только-только начали говорить, и вряд ли на своем веку он почувствует улучшение ситуации. Где люди, вместо того, чтобы просто помочь – умничают и самоустраняются. Где государство даже во время выборов не вспоминает об инвалидах (какой процент из них доберется на коляске или с тросточкой до избирательного участка?).
Ушла с чувством вины. Вины за то, что тоже, в общем-то, переживаю за этих людей, только когда они падают передом мной в урну.
А что я могу сделать?
Наверное, как минимум – довести его до остановки. И передать дальше – в надежные руки добрых людей. Которые не будут читать нотации, а просто отзовутся и помогут.
Пока так.

Главный редактор газеты и сайта "Днепр вечерний" Ирина Авраменко

 

Loading...
Loading...