Ветеран днепропетровской авиации прокомментировал падение Боинга в Ростове

Крушение «Боинга» в Ростове на Дону 19 марта у всех на слуху. Бессменный читатель «Днепра вечернего», бывший командир эскадрильи Днепропетровского объединенного авиаотряда, заслуженный работник транспорта УССР Константин Проскура в свое время обучался в Ростове на второго пилота Ли-2 и знает местный аэродром как свои пять пальцев. На этом аэродроме он позже совершил тысячи посадок при самых разных погодных условиях. Своим мнением о причинах резонансного крушения бывший пилот поделился с газетой.

2- Летать раньше было безопаснее по многим причинам, - рассказал Константин Федорович. – Во-первых, когда мы летали в Ростов, то запасными аэродромами были Донецкий и Луганский. Они и самые близкие, и удобные. Теперь их нет. Во-вторых, перед каждым полетом нас подробно инструктировали в соответствии с данными погодными условиями. В-третьих, команды были спаянными. Что касается Ростова, то земля там очень дорогая, потому очень близко к аэродромным полосам сделали много различных построек. В обычную погоду они не мешают, а вот когда сильный ветер или циклон – такой, к примеру, который надвинулся на город со Средиземного моря в злополучный день 19 марта – то пилот не может нацелиться на полосу, и приходится заходить на второй, а то и третий круг (мы это не раз испытали на себе). К тому же, ближайшие здания создают дополнительные завихрения, мешающие посадке.

По-хорошему, в особо плохую погоду аэропорт должен закрываться, но в рыночных условиях владельцам, как правило, жалко терять деньги. Да и экипажу невыгодно лететь на другой аэропорт и жечь сверх нормы топливо. А дальше, по словам, Константина Федоровича, одно наложилось на другое.

- Конструкторы «Боинга 737» создали миф о том, что этот лайнер может лететь в любую погоду, и ему всё нипочем, - поясняет бывший пилот. - Поэтому экипаж рискнул – и прогадал. Безусловно, первопричиной аварии стали плохие метеоусловия и сдвиг ветра. Но анализ маршрута показал, что дело не только в них. Самолет над аэродромом летел беспорядочно, даже безумно. Чему может быть несколько объяснений. Обычно перед посадкой в Ростове мы делали традиционную «левую коробочку» (с левыми поворотами), а экипаж «Боинга» вдруг пошел на правую коробочку, что уже было ошибкой. Далее, если долго кружить над аэродромом (а сколько кругов сделал над Ростовом «Боинг 737», точно даже еще не подсчитано – так их много), то начинается помутнение рассудка (знаю это по себе), и тогда перестаешь отдавать себе полный отчет в происходящем - вспомним, как неестественно спокойно переговаривались пилоты за мгновение до катастрофы.

Конечно, в нормальных условиях всё это переживаемо, а вот тогда, когда ситуацию решают секунды, любое промедление может стоить смерти.

- В такой ситуации командир мог попросту перепутать кнопки (такое случалось и в обычных условиях, но во время нормального полета это не страшно и легко исправимо). И вот представим, что он жмет не на кнопку ухода на второй (или энный) круг, а на кнопку отключения автопилота. Если к этому моменту у самолета возник пикирующий момент (из-за сдвига ветра и технеисправности стабилизатора), который удавалось удерживать вручную, то при отключении автопилота самолет стал неуправляемым и тут же ушел в пике. Отсюда – то необъяснимо резкое (почти вертикальное) падение лайнера, которое потрясло всех в финальных кадрах его фатального полета.

3

Метки: Константин Проскура, крушение Боинга
Loading...
Loading...