В Жёлтых Водах почтили память жертв голодомора

Почтенные старушки и юные школьники… Множество цветов, зажженные свечи… Слезы на глазах… Панихида по усопшим… Пронизывающие душу музыкальные композиции и стихи… Каждый человек, пришедший на митинг, проникся чувством скорби и почтил память миллионов людей, умерших от голода в 1932-1933 годах. А вечером в этот день по традиции зажглись свечи памяти в окнах домов. Среди участников митинга нам удалось найти тех, чьи семьи не обошло стороной общенациональное горе под названием голодомор.

1

- Я родилась весной 1934 года, как раз на Пасху, - рассказывает Луиза Григорьевна Китаева, председатель ветеранской организации работников образования. – Была недоношенной, маленькой, слабенькой… Можно только представить, как тяжело пришлось моей маме в 1933 году во время беременности. Надо мной молились. И, слава Богу, я выжила! В 30-е годы наша семья жила в Верхнеднепровске, на окраине города, у Днепра. Пекли лепешки с лебедой, свеклой, семенами какими-то… Когда у людей отбирали еду, поясняли: «Надо быстрее построить ДнепроГЭС. Вот построим, тогда будет жизнь легче». А народ недоумевал, почему ДнепроГЭС нельзя построить на год или два позже, но не такой ценой…

2

Потом говорили, что еду забирают, чтобы отправлять голодающим рабочим в Ленинград. Родным удалось спастись от голода только благодаря тому, что они надежно спрятали овощи: свеклу, кабаки, фасоль закопали в глубокие ямы на огороде, чтобы их не отобрали. Время тогда было жуткое. Не дай Бог, чтобы такое когда-нибудь повторилось! Но рассказали мне об этом мама и бабушка уже тогда, когда я выросла. Сразу помалкивали: боялись.

2-1

Луиза Григорьевна убеждена, что события тех страшных лет надо сохранить в памяти, чтобы о них не забывало молодое поколение. Ее коллега Валентина Григорьевна родилась уже после войны, но о голодоморе тоже много слышала от своих родных.

3

- В те годы мои родные жили в селе Марьяновка, - рассказывает Валентина Григорьевна Ищенко. - Шесть человек из нашей семьи умерли от голода. Рассказывала бабушка, когда в 1933 году к ним пришли искать еду, то перешерстили весь дом и двор, но ничего не обнаружили. Тогда полезли на чердак, где лежала старая телячья шкура, сбросили ее на землю и говорят: «Вот! Видите, а говорите ничего нет!» И забрали даже эту шкуру, которая лежала на чердаке года 3-4. Рассказывая о голодных годах, мои родные сразу же начинали плакать, уж очень тяжело было все это вспоминать. Молодежь живет, думая чаще всего о материальных ценностях, а духовные ценности утеряны. Очень плохо, что в наше время нет идеи, способной объединить людей.

6

Елена КУБАРЕВА, фото Сергея ЧЕЛНОКОВА, ИА «Имеется мнение»

Loading...
Loading...