Le Monde: рассказы днепропетровских активистов

В Европе до сих пор обсуждает события 26 января в Днепропетровске, когда около облгосадминистрации произошли столкновения манифестантов с милицией и так называемыми "титушками". Французская газета Le Monde опубликовала статью на эту тему. 

После 30 ноября и первых репрессий украинского режима против проевропейски настроенных киевских студентов, протесты против президента Виктора Януковича перекинулись и на восток страны, в том числе в избирательные оплоты власти. В Днепропетровске (большой промышленный город в 400 километрах от столицы) сторонники «Майдана» регулярно собираются по воскресеньям в парке Глобы, причем каждую неделю их становится все больше и больше. Тем не менее, 26 января демонстрация была жестоко разогнана полицейскими при поддержке "титушек", то есть нанятых для потасовок хулиганов. Еще большую путаницу вызвало вмешательство футбольных болельщиков. Три жителя Днепропетровска рассказывают об увиденном.

Ярослав, пострадавший студент

Ярослав лежит на койке слева. Той, что у стены. Молодой человек оказался одним из пяти пострадавших, которых доставили в неврологическое отделение клинической больницы им. Мельникова. Ему всего 20 лет, и на вид он скорее похож на мальчишку. Тем не менее, для правительства он террорист, нарушитель спокойствия, которому грозит до 15 лет за решеткой. Во время произошедших 26 января столкновений оппозиционеров с полицией молодой человек получил тяжелую травму, и остался на свободе только из-за разбитой головы. «Пока он здесь, полиция не может его задержать», — говорит главврач Юрий Скребец. Он рассчитывает продержать Ярослава в больнице еще пару недель.

Сам Ярослав говорит, что 26 января он, как и многие его товарищи по несчастью, просто «проходил мимо». Ему страшно. Он, без сомнения, был одним из участников акции в поддержку «Майдана», но собирается об этом молчать. Сидящая у его постели мать рассказывает, что на следующий день после госпитализации к ним домой заявились с обыском полицейские и нашли флаг ультранационалистической партии «Свобода». В среду они пришли еще раз и нашли «взрывчатку». «Мы устали, нам хочется, чтобы все стало как раньше», — говорит мать Ярослава.

Ярослав уверяет, что гранаты точно не его. Но его арест вовсе не кажется ему удивительным: «Это из-за моих убеждений». Он учится на факультете истории и состоит в ультраправой партии «Свобода», которая пользуется большей популярностью на западе страны, чем на пророссийском востоке, где традиционно сильны позиции президентской Партии регионов. «Я люблю мою семью, а отец всегда говорит, что Украина — великая страна», — объясняет он. Тот сидит рядом с сыном в бежевом свитере с изображением лаек и молча опускает взгляд.

В палате Ярослава всегда есть кто-то из близких. «Мы здесь не только, чтобы поддержать, но и чтобы защитить его», — говорит подруга Людмила. Последние несколько недель ходят разговоры о похищении активистов из киевских больниц. Юрий Скребец не считает, что Ярослав «похож на преступника». Страсти накаляются. «Фанатики есть с обеих сторон», — говорит он, имея в виду «титушек», которые готовы драться за правительство всего за пару гривен, и «ультрас», украинских националистов и хулиганов. В больнице на одном этаже с Ярославом лежат также побитые титушки и полицейские. Всем им понадобится время на выздоровление. И столкновения, как все надеются, затихнут. Но вот надолго ли?

Анна, жена активиста

31 января. У Анны почти что упал камень с души. Ее муж вышел из днепропетровской тюрьмы. На улице −20°C. Она больше трех часов ждет в машине, пока Вадим Шебанов, с которым они вместе вот уже 19 лет, не выйдет наружу. Но вот он появляется с пластиковым пакетом в руке. Он молчит. Она обнимает и целует его. Ни одно из обвинений против него так и не было снято. Ему грозит до 15 лет тюрьмы за нарушения «общественного порядка», и пока что он будет находиться под домашним арестом.

«Прекрасный способ заставить мужей сидеть по домам!» — шутит она. Чем провинился Вадим Щербанов? Участием в демонстрации в поддержку «Майдана» у здания мэрии Днепропетровска. Вадим хотел поговорить с руководством региона вместе с его другом Павлом Хазаном и еще одним активистом. Анна осталась дома с детьми. Когда она пришла к мужу в 15:30 после «странного звонка», было уже слишком поздно. На ее глазах развернулся «театр абсурда», и полицейские задержали Вадима вместе с другими демонстрантами, которые с тех пор побаиваются выходить на улицы.

Сергей, футбольный болельщик

Сергей, болельщик местного футбольного клуба «Днепр», сидит в спортбаре на окраине Днепропетровска. Этот бородач с квадратным лицом больше никому не доверяет. После того, как 26 января он принял участие в демонстрации сторонников «Майдана» и ввязался в драку с титушками, его разыскивает полиция. Чтобы встретиться с ним, нам пришлось идти окольными путями, пробираться через занесенные снегом улицы и проверять, что за нами нет хвоста.

Этот крупный мужчина входит в партию «Правый сектор», которая представляет собой альянс ультраправых националистических групп. Они с друзьями поддержали «Майдан» только после принятия ущемлявших свободу законов 16 января (отменены украинским парламентом 29 января). «В этот момент мы, радикалы, сказали себе, что нам пора заявить о себе», — объясняет он.

При упоминании о Европе он только хмурит брови. Для него она в первую очередь ассоциируется с однополыми браками. Тем не менее, Европа нравится ему тем, что «там можно выйти на демонстрацию, не боясь получить за это 15 лет тюрьмы». В целом, он вообще не любит политику. Ему не импонирует ни один оппозиционер, за исключением разве что бывшего боксера Виталия Кличко. «Он бесит меня меньше других», — говорит Сергей. Не видит он смысла и в захвате здания городской администрации Днепропетровска, как поступили демонстранты в нескольких городах на западе страны: «И что нам с ним делать?»

Сергей знает, что его выслеживают, но он все равно готов бороться и считает, что революция может разрешиться только силой. Он стремится защитить «свободы» украинских граждан. «Сейчас не время танцевать на Майдане», — говорит он, намекая на мирные демонстрации в начале протестного движения.

Клер Гатинуа, перевод ИноСМИ 

 

Loading...
Loading...