На проспекте Пушкина пропала мемориальная доска Николая Родзина

P1010975

Со здания на проспекте Пушкина пропала мемориальная доска, посвященная памяти известного днепропетровского графика Николая Родзина

«Вечерка» не раз писала о крупнейшем графике Днепропетровщины Николае Родзине – одном из лучших создателей офортов украинского изобразительного искусства второй половины ХХ века. Хотя Николай Иванович ушел из жизни еще в далеком 1978 году, выставки его работ до сих пор проходят в разных выставочных залах, в том числе и в Днепропетровском художественном музее. А в прошлом году в издательстве «Пороги» вышла книга искусствоведа Людмилы Тверской под названием «Николай Родзин». В марте 2014 года исполнится 90 лет со дня рождения художника.

Однако написать и опубликовать этот материал нас заставило не столько восхищение творчеством Николая Ивановича, сколько весьма печальное событие. Дело в том, что вскоре после смерти художника, в 1980-м году, на доме по проспекту Пушкина, где он жил вместе с семьей, была установлена мемориальная доска. Это была одна из лучших работ скульптора Константина Чеканева, а выполнена она была из бронзы. Видно, именно этот ценный металл и привлек внимание грабителей – две другие мемориальные доски, установленные на этом же доме в честь Михаила Кокина и Георгия Чернявского и изготовленные из камня, устояли.

- 25 октября с утра я отправилась в больницу и, проходя мимо фасада нашего дома, не поверила своим глазам, - тяжело вздыхает Вера Родзина – вдова художника. - От доски остались только штыри, на которых она крепилась. На первом этаже нашего дома когда-то был выставочный зал Днепропетровской организации Союза художников Украины, однако уже давно он сдается в аренду. Последними арендаторами были продавцы сантехники. И надо же такому случится, что именно в канун пропажи доски эти люди покинули помещение, которое арендовали! Когда мы вместе с дочерью писали заявление в отделении милиции Красногвардейского района, то сразу обратили внимание правоохранительных органов на этот факт. Однако прошло уже больше полутора месяцев, а доска пока так и не найдена. Я считаю, что если расследование этой кражи зашло в тупик, значит, городские власти должны стать инициаторами создания новой мемориальной доски. А как иначе?

Родился Николай Родзин в 1924 году в Харьковской области. Восемнадцатилетним парнем он ушел на фронт, а вернулся мужчиной, который перенес тяжелое ранение, и летом 1945 года по инвалидности уволился в запас. Осенью этого же года он поступил в Днепропетровское художественное училище. Очень скоро его излюбленной техникой стал офорт – ей Родзин остался верен на протяжении всей жизни. И уже тогда определилось главное тематическое направление в творчестве Николая Ивановича: его заинтересовали индустриальные мотивы. Крупнейшие металлургические предприятия Днепропетровска, Криворожья, Мариуполя, Донбасса, Запорожья, а также такие серии как «Каховская ГЭС», «Мой край» заставили говорить о Николае Родзине как о выдающемся графике. Он был удостоен звания заслуженного художника Украины. Однако столь любимый им офорт оказался губительным для здоровья мастера: как и у многих его коллег по графическому цеху, у него началось тяжелое заболевание крови...

- Мы поженились в 1954 году – получается, что с Николаем Ивановичем я прожила 24 года, а без него уже живу 35... - вспоминает Вера Адольфовна. - По профессии я финансист, а познакомились мы в пионерском лагере – я была помощницей пионерважатой, Коля работал в числе обслуживающего персонала. Он был меня старше на пять лет. Очень искренний, чуткий, верный – совсем не такой ветреный, какими бывают некоторые художники. Он успевал и работать в своей мастерской, располагавшейся на верхнем этаже нашего дома, и быть ответственным секретарем Днепропетровской организации Союза художников Украины (тоже в нашем доме, только на первом этаже), и мне помогать. Когда одна за другой у нас родились дочери – Наташа и Лена, муж бегал на молочную кухню, а потом отводил и забирал их из садика. А еще преподавал в Днепропетровском художественном училище – студенты его обожали, несмотря на то, что он был очень требовательным. И к себе, и к другим. Ревновать его я могла только к работе. Только зачем?

Когда Николай Иванович заболел лейкозом, спровоцированным сложными химическими процессами создания офортов, Вера Адольфовна буквально сбилась с ног в поисках спасительных лекарств. Из Франции ей прислали для мужа настойку черного гладиолуса, она перепробовала самые разные травы... Однако ничего не помогло – в 53 года Николай Иванович ушел из жизни. Вера Адольфовна замуж так больше и не вышла, сейчас живет одна – дети, внуки и правнуки в Киеве. Конечно, звонят, навещают, но все же одиночество дает о себе знать.

- Вскоре после того, как вышла в свет книга о Николае Ивановиче, он мне приснился, - призналась на прощание Вера Родзина. - «Ты должна будешь еще кое-что для меня сделать..», - сказал муж. Я тогда подумала: что же еще? А теперь, когда пропала доска, стало ясно...

Юлианна Кокошко

Loading...
Loading...